PostHeaderIconЭволюция пива - часть 3

История Российского пивоварения.
Само слово "ПИВО" в славянских языках созввучно со словом "пить" и обозначает напиток вообще. Как и во многих других вопросах, именно славянам выпала достойная участь быть посредниками, передававшими практику и тайный смысл использования хмеля далее европейским народам. Берестяные грамоты - оригинальная библиотека древнего Новгорода - в них уже упоминались перевары - хмельные напитки из меда и пива, отличающиеся большой крепостью. Не подлежит сомнению, что напитки с большой крепостью высоко ценились и ценятся на Руси. Перевары стали эквивалентны даже дани, а солод и хмель входили в состав оброков крестьян за пользование землей.

В сборнике древнерусского права "Русской правде", один из первых сводов регламентирующих правовые отношения, говорится, что сборщику платежей и штрафов, или налоговому инспектору по нашему, в день полагалось ведро солода, а мастерам, занимавшимся ремонтом городских укреплений, помимо денег выдавался солод, чтобы они могли варить себе пиво, самообслуживание всегда было нормой жизни в государстве Российском. Основной набор продуктов питания на Руси состоял, или потребительская корзина, в то время состояла из пива, лука и хлеба. Пиво и меды были ритуальными напитками, употреблявшимися на совместных пирах. Впрочем, ритуальность употребления крепких напитков сохранилась до наших дней. Что символично, центрами пивоварения выступали монастыри.

Царствования Великих князей обозначилось законотворческой активностью по отношению к пиву. Великий князь Иван III в годы своего царствования (1462-1505гг.) запретил кому бы то ни было варить пиво и употреблять хмель, присвоив это право казне. И как это всегда бывает у нас, указ через некоторое был отменен. Именно в его царствование, наряду с хлебным вином, пиво начали подавать в кабаках.

Не безызвестный государственник Борис Годунов (1598-1605 гг.) запретил варить пиво "средним и молодшим" людям. С солода, хмеля и меда бралась "брашная" пошлина. Интереснейшая грамота, датированная началом XVII века, вышла из-под пера Михаила Федоровича с запрещением покупать хмель в Прибалтике, мотивируя это дошедшим до него сообщением, "что есть на Литве баба ведунья, и наговаривает на хмель, с целью навести на Русь моровое поветрие". Тонкий политик преследовал цель ограничить импорт хмеля из Литвы и расширить производство своего.

Либерал Алексей Михайлович (1645-1676 гг.) дозволял варить пиво крестьянам для домашнего питья несколько раз в год - в Великий день, Дмитриевскую субботу на Масляницу, на Рождество Христово. Право варить пиво давалось только лучшим, самым работящим крестьянам. Как и в других областях, прорыв к западным технологиям и специалистам был совершен во времена Петра I. В Петербург были выписаны солодовники и пивовары, английские пивовары, Петр учитывал опыт любимой им Голландии. Создание Петром регулярной армии и флота предъявило и новые требования к пивоварению, особенно важного для флота. Пиво в то время использовалось как важное противоцинготное средство. Пиво вошло в обязательный ассортимент угощений на празднествах, устраиваемых по случаю памятных дат и военных триумфов.

В Великий век Екатерины в 1765г. пивоварение в уездах для собственных нужд было разрешено беспошлинно, но продажа пива по-прежнему была разрешена только в питейных домах. При Александре I, в 1805г. пивная продажа была отделена от винной и разрешена также в трактирах. Пиво высшего сорта и портер продавались на вынос в особых портерных лавках, учрежденных в городах. Правила пивоварения и пивоторговли затем неоднократно менялись, в зависимости от настроения самодержавца, состояния казны и самодурства чиновников, но все это в частностях. На рубеже ХVIII - в начале XIX вв. известность получило пиво московских пивоварен, общее число которых было уже 236. Но особенно славилось тогда калужское пиво, получаемое верховым брожением.

Пивоварение Северной столицы
В 1795г. с Высочайшего одобрения Екатерины II Абрахамом Фридрихом Кроном в Петербурге был основан патриарх российского пивоварения - пивзавод, который носил имя Александра Невского. В конце XVIII в. Петром Казалетом было основано производство пива близ Калинкина моста. Калинкинский пивзавод специализировался на выпуске лучших, элитных сортов пива.

В 1848 г. Крон и Казалет объединили свои заводы, в дальнейшем пивоварение велось на Калинкинском пивзаводе, который уже в 1848 г. выпускал 33 тыс.гл. (В 1923г. этому заводу Петросовет присвоил имя Степана Разина). В 1811г. возник Калашниковский завод, названный так по месту расположения (Калашниковская наб., 44). В 1839г. у Ново-Калинкина моста (Обводный канал, 175) возник пивомедоваренный завод Ивана Дурдина.

В 1863 г. на Петровском острове, № 9 был учрежден пивзавод "Бавария" российско-баварского пивоваренного общества, ставший поставщиком двора Его Императорского Величества. В 1872г. основан завод "Вена" российско-австрийского акционерного общества. Наконец, в 1876г. на высоком берегу Невы, напротив Смольного, на месте бывшего имения графа Кушелева-Безбородко был основан завод "Славянский", переименованный в 1886г. новыми владельцами акций в "Новую Баварию".

После коренной реконструкции 1894г. завод, раскинувшийся на 12 га, преобразился. Было "заведено" электричество, ледники на 200 тыс. ведер, производство увеличилось с 500 тыс. ведер до миллиона ведер в 1909г. Продукция отправлялась в Москву, Новгород, Нижний Новгород и другие города. На заводе работало около 350 рабочих и 50 служащих. Заработная плата рабочих составляла от 12 до 30 руб., служащих - от 25 до 300 руб. в месяц. Администрация уделяла большое внимание быту и культурно-просветительской сфере. Были построены казармы на 200 рабочих, устроены театр и кегельбан.

Во второй половине XIXв. общее число пивоварен стало уменьшаться, а в оставшихся крупных производство пива увеличилось. Если в 80-х гг. общее число пивоварен достигало почти полутора тысяч, то на рубеже веков их было около тысячи. К концу XIXв. примерно треть заводов была оснащена паровыми машинами, а затем некоторые из них стали пользоваться и электричеством. В 1908г. 65 крупнейших заводов произвели, по данным акцизной статистики, 50.1 % всего объема пивоварения. В отрасли работало около 20 тыс. рабочих.

После 1880г., в связи с увеличением акциза, объем пивоварения уменьшился. Отчасти сказалась и узость рынка сбыта. Пиво потребляли в основном горожане и рабочие фабрик в сельской местности. Крестьяне же предпочитали покупать водку. Ведро водки стоило 5 руб., ведро пива - 1 руб., что в пересчете на градус алкоголя составляло соответственно 12.5 и 25 коп. Как отмечали современники, "в бытовых условиях тогдашнего крестьянства количество алкоголя ценилось выше всего".

Вначале XX в. в Государственной Думе и на страницах печати развернулась антиалкогольная кампания, предусматривалось введение мер и для ограничения продажи пива, хотя многие специалисты, наоборот, доказывали его полезность по сравнению с водкой. Удар по заводскому пивоварению был нанесен начавшейся Первой мировой войной с закрытием как винных, так и пивных лавок. В свою очередь, это привело к неучтенному домашнему пивоварению и развитию кормчества (незаконной продажи напитков с рук) и, конечно, развитию самогоноварения.

Накануне Первой мировой войны по общему объему производства пива среди регионов России лидировала Петербургская губерния, где отпуск пива с заводов по оптовым ценам составлял 13192 646 руб., на втором месте была Московская губерния - 7 879 581 руб., затем - Лифляндская (обогнавшая другие губернии по числу заводов) - 6 716 663 руб. и Варшавская - 4 621 488 руб. В границах современной Российской федерации табель о рангах в пивоварении выглядел следующим образом: Петербургская, Московская, Самарская, Казанская, Смоленская губернии.

Первое место по отдельным заводам занимало Московское Трехгорное товарищество с производством пива на 5 780 000 руб., затем следовали петербургские заводы: "Калинкинский" (более 5 млн. руб.) и "Бавария" (2.5 млн. руб.). А вскоре Первая мировая война с ее "сухим" законом и последующие события приостановили на время развитие отечественной пивной промышленности.

Жигулевская история
В середине XIX века обедневший австрийский дворянин Филипп фон Вакано открыл в г.Самаре небольшой пивоваренный заводик. Его сын Альберт сумел расширить дело отца и в 1879 году самарская городская Дума дала ему в аренду на 99 лет участок земли под строительство пивного завода. Строительство велось такими стремительными темпами, что уже в 1881 году было произведено 75 тысяч ведер пива. На заводе работала электростанция, хотя в городе ее не было. Пивные склады завода находились в 59 городах Поволжья, Урала, Средней Азии, Сибири, пиво поставлялось даже в Персию. Пиво Вакано было доступно бедным слоям населения.

Самым популярным было Венское пиво. В 1913 году завод произвел уже 3,4 миллиона ведер пива и был третьим в списке крупнейших пивзаводов России. Но в 1914 году был введен сухой закон и в корпусах завода был размещен лазарет и налажен выпуск гранат. И только после революции завод начал налаживать производство. В 1936 году пиво Куйбышевского завода получило высшую оценку на конкурсе лучших марок советского пива. Этой маркой было Венское пиво, которое и переименовали в Жигулевское.

Пиво черного континента.
В 1927 г. совершавший свое очередное "ботаническое" путешествие академик Н. И. Вавилов писал об Абиссинии (Эфиопии): "Самое трудное в путешествии было поддерживать дисциплину каравана. Абиссиния - не только родина пшеницы и ячменя, но также крепких напитков. Из пчелиного меда приготавливают крепкий напиток "течь" (тэдж -Л. В.), из ячменя -пиво "талу". Для приготовления пива вместо хмеля использовался особый вид крушины - "гешо".
Абиссинское нагорье и Северная Африка, по мнению Н. Вавилова, входили вместе с Передней, Средней Азией и Закавказьем в ареал распространения дикого ячменя, ставшего родоначальником нынешних культурных видов. Уже Страбон, автор "Географии в 17 книгах", живший на рубеже нашей эры, зафиксировал приготовление пива у эфиопов: "Эфиопы живут, питаясь просом и ячменем, из которого они приготовляют пиво". В действовавшем на территории Абиссинии в I-VI вв. государстве Аксум строителям храмов выдавали хлеб и пиво.

Глубокой древностью веет от этнографических зарисовок русского офицера А. К. Булатовича, совершившего с войсками императора Абиссинии Менелика II поход в провинцию Каффу в 1897-1898 гг.: "Вблизи нашего ночлега... работала толпа галласов. Под припев: "Амана, ада, хо, хо, хо"("Укрепи, мед, хо, хо, хо") десяток сильных галласов деревянными вилами, обитыми на конце железом, глубоко вспахивали землю, откалывая в такт песни большие глыбы.

Возле группы работавших на земле сидела женщина с большим кувшином в руках, разливая из него пиво в роговые стаканы для присутствующих. Когда мы поравнялись с ними, галласы обступили нас, упрашивая выпить пива". Каждый такой стакан из рога вмещал около полбутылки. Пиво, судя по всему, было с добавлением меда. В данном случае речь шла о крупнейшем кушитском народе, составляющем около 35% населения Эфиопии и немногим уступающем по численности амхара. Но тот же А. К. Булатович отмечал широкое распространение пива и у других народов Абиссинского нагорья. "Любимые напитки каффов, - писал он, - мед и пиво, притом пиво очень густое и кислое".

В 1911 г. в европейской печати появилось сообщение, что одна мюнхенская фирма отправила в подарок императору Абиссинии несколько бутылок пива. В ответ последовало благодарственное письмо с высказыванием, что "пиво пришлось совсем по вкусу", и заказ еще на 200 бутылок. В тех районах Африки, где ячмень не произрастал, - к югу от Эфиопии, в Центральной и Западной Африке, пиво традиционно готовилось из африканского (метельчатого) проса и дагуссы, которая давала более крепкое пиво. Просо, издавна известное земледельцам, в диком виде не встречается, что подтверждает глубокую древность его введения в культуру. Родиной дагуссы была Эфиопия. Пиво играло большую роль в исполнении традиционных ритуальных обрядов и в общественной жизни.

На западе Камеруна, в горах Мандара, на самой границе с Нигерией, живет племя потокво, которое более двухсот лет тому назад ушло в горы от вторгнувшейся конницы исповедующих ислам фульбе. Потокво удалось сохранить обычаи и верования предков. Основа производящего хозяйства у них - выращивание проса на площадках, отвоеванных у гор. В похоронном обряде важную роль играет пиво. Рядом с покойником, которого усаживают в могилу лицом к родным местам, кладут его вещи, ставят еду и пиво, как это практиковалось еще у древних египтян. Затем все присутствующие пьют пиво и едят жертвенную козу.

Народы Судана, Уганды, бассейнов рек Замбези и Конго, Гвинейского побережья (где не росли пальмы) из африканского проса приготовляли пиво "помбе", похожее на брагу, но постепенно более распространенным исходным материалом для пивоварения становится сорго, которое европейцы называли кафрским просом, его родиной считается Экваториальная Африка, а районом введения в культуру - Судан. Уже в 1505-1506 гг. португалец Жоао ди Сантос пишет о хмельном напитке у банту Мозамбика, вероятно, сортовом пиве.

По сведениям английского миссионера А. Брайанта, более пятидесяти лет (с 1883 по 1935 г.) прожившего среди одного из самых крупных народов из южноафриканских банту-зулусов, в давние времена зулусы приготавливали пиво из проса или дагуссы, а сорго употребляли как пищевой продукт. Но после того, как в Африку пришли португальцы и другие европейцы, там постепенно стала распространяться кукуруза, а кукурузная каша начала заменять кашу из орго. Одновременно из более урожайного по сравнению с просом или дагуссой сорго стали варить пиво.
Пиво из сорго в Судане под названием "мерисса" упоминал известный российский исследователь Африки В. Юнкер. Если же не хватало сорго, для пивоварения в Южной и Центральной Африке в качестве примеси добавлялась кукуруза. Известно и чисто кукурузное пиво. В центральной Африке распространено пиво из зерен элюсина - прозрачный красно-коричневый напиток. Сравнительно поздно в Конго стали приготовлять пиво из сахарного тростника, завезенного в Африку ("массанг").

Процесс традиционного приготовления пива у зулусов, описанный А. Брайантом, позволяет заглянуть на кухню наших далеких предков, живших несколько тысячелетий назад. Первой стадией было приготовление солода, для чего зерна африканской разновидности сорго, которое европейцы называли "кафрским просом" ("кафрами" от "кафир", т.е. "неверный", арабы, исповедующие ислам, называли африканцев-язычников), зашивались в камышовый мешочек и размачивались в реке, чтобы зерно начало прорастать.

После зерно (с ростками около 2 см) хранилось в больших глиняных горшках. Варение пива было обязанностью женщин. Приготовленный солод вместе с непроросшими зернами помещался на день в кувшин с холодной водой (из расчета корзина зерен на половину, а лучше на такую же корзину солода). Затем в мокром виде полученная масса дважды растиралась, и получалось тесто, которое затем вновь заливали кипятком с добавлением холодной воды. Наутро настоявшуюся жидкость нагревали до кипения в глиняных горшках (позднее котлах) с добавлением и части "теста". Таким образом, получалось сусло, которое остужали в прохладном месте. Часть полученного сусла смешивалась с сухим размолотым солодом и оставлялась в качестве закваски для дальнейшего приготовления пива. В остывшее сусло бросали еще сухого солода и добавляли отложенный (бродящий) фермент для ускорения процесса брожения.

После завершения брожения, когда сусло покрывалось массой больших пузырьков, производилась очистка пива от осадков через травяные сита. Через некоторое время очищенное пиво снова начинало бродить и становилось пригодным к употреблению. Правильно сваренное пиво из сорго сохранялось в течение суток, из кукурузы - около 15 часов. Для последующего приготовления пива в дальнейшем использовали отложенную закваску. По мнению А. Брайанта, "это пиво, хотя приятное и полезное, кажется европейцам недостаточно крепким напитком, что вполне понятно, так как нормальное содержание в нем алкоголя не превышает двух процентов". Это пиво было красноватого цвета и содержало примеси из муки и мякины.

Родственные зулусам басуто, проживающие на территории современного Лесото, употребляли перебродившую кашу из сорго или тыквы и примерно таким же образом готовили пиво. Французский географ Ф. Бальзан, побывавший в этих местах три десятилетия назад, пишет: "Есть два сорта пива: очень хмельное (жоала) и более слабое (летинг). Сорговый солод бросают в кипящую воду и долго перемешивают круглой лопаткой. Когда смесь остывает, добавляют остаток старого пива, специально сохранявшегося для этой цели.

Этот остаток и производит ферментацию. Потом напиток процеживают через специальный фильтр, чтобы удалить отруби. Скорее, это даже каша, а не напиток. Там еще плавают мутные взвеси. Так приготовляют летинг (ежедневно, если урожай был обильный). Он является основной пищей многих людей. Жоала бродит дольше, оно гораздо крепче и пьянит. Его берегут для праздников".

Собственно, на праздниках, которые племенные вожди устраивали несколько раз в "зимнее" время года, не столько ели мясо, так как скота было мало и его берегли, сколько пили пиво. На праздники могли прийти все желающие, но мужчины пили пиво в хижинах отдельно от женщин. Девушки разносили большие кувшины с пивом, которые ставили из расчета один кувшин на 3-4 человека, предварительно сняв шумовкой, сделанной из пальмы, муть и пену с поверхности. Все сколько-нибудь важные события в жизни племени не обходились без пива.

В 1879 г. инкоси (верховный вождь) зулусов Кетчвайо собрал всех воинов на совет в связи с вторжением на территорию Зулуленда (ныне провинция Наталь в составе ЮАР) английских войск и обильно угощал их мясом и пивом. В последовавшей затем знаменитой битве у холма Изандлвана 22 января 1879 г. одна из колонн англичан была полностью уничтожена. На поле боя осталось 800 "красных мундиров" (англичан) и 500 воинов-туземцев, сопровождавших англичан. Это было крупнейшее поражение английской короны во время колониальной экспансии в Черной Африке.

Несколько раньше зулусская армия знаменитого Чаки (1816-1828 гг.) регулярно угощалась еще пивом из проса. По свидетельству английского подданного шотландца Давида Ливингстона, одного из самых известных путешественников по Африке, в верхнем течении Замбези у басуто макололо в 50-х гг. XIX в. был "питательный" напиток boyaloa, то есть "буза арабов". Не исключено, что это еще было пиво из проса, но, возможно, и из сорго.

Еще через два десятилетия, как отмечал Эмиль Голуб, совершивший путешествие вверх по р. Замбези в 1875 г., в существовавшем там государстве Марутсе-Мабуде (Баротсе на территории современной Замбии) земля щедро вознаграждала земледельцев. Здесь возделывалось "кафрское просо" (сорго) двух сортов: белое и красное. Посев производился в сентябре-октябре, а в феврале уже собирали урожай. "Алкогольные напитки, - писал чешский путешественник из Австро-Венгрии, - крепкие и слабые, готовят из проса (т.е. сорго - Л. В.). К первым относятся матимбе - он прямо-таки валит с ног, ко вторым - бучуала, род пива. Приготавливают напитки из сухих и свежих фруктов, а также из меда".


Специализированное собирательство злаков диких растений стало предисторией для рождения пивоварения. Прогрессом явилось переход к земледелию, выращиванию пшеницы, ячменя, проса, бобовых. Народы Передней Азии и дельты Нила начали собирать злаки не позднее VIII тысячелетия до нашей эры. Средиземноморья и Балканского полуострова - VI тыс. до н. Э., Закавказья - IV-V тыс. до н. э., Южной Туркмении (предгорья Копетдага) - VI-III тыс. до н. э., на территории современных Украины и Молдавии (трипольская культура) - с III тыс. до н. э., Центральной и Южной Америки -V-III тыс. до н. э. Кроме того, в Америке выращивали маис (кукурузу) и другие растения, введя их в культуру. Вероятно, к этому времени относятся и истоки пивоварения из злаков.

 

Рейтинг@Mail.ru