Пиво и свадебный обряд на Руси. Часть 3


Пиво и свадебный обряд на Руси. Часть 3В Череповецком уезде принято было после бани надевать на жениха сеть, а потом рубашку. Девицы пели песни, а дружка угощал их и говорил: «Бьёт наш князь молодой пирогами, хворостами и пивом за ваши унылые песенки». Затем вели жениха домой и кропили святой водой каждые двери. Дома, помолившись, благодарили за баню отца и мать и просили их благословения, после садились «за столы дубовые, за скатерти браные, за яства сахарные, за питья медвяные». Жених стоял напротив середины стола, тысяцкий садился в передний угол, дружка с подружьем – на скамейку напротив жениха. Близкие родственники не участвовали в застолье, только подавали на стол. Отец носил пиво и водку. Дружка наливал водку, подружье – пиво. Всё это ставилось на поднос в руках жениха. Женщины подавали на стол кушанья. Дружка подзывал к стакану сначала отца и мать, затем родственников. В последнюю очередь угощались соседи и знакомые.


Обыкновенно дружка называл кого-нибудь по имени, величал и говорил: «Встань-ка на лыжи, подвинься поближе, бьёт наш князь молодой пивом, мёдом и низким поклоном. Выкушайте от нашего князя молодого, гостя дорогого, сахара в уста, веселья в голову». Подзываемый выпивал стакан пива и клал туда несколько копеек. В день свадьбы жених приезжал за своей невестой. Начинались взаимные угощения пивом сторон жениха и невесты, вручение подарков. Жениха перед домом встречал дружка невесты с братиной пива и подарком (дариной). Затем он подходил к дружке жениха и подавал ему пиво: «Прошу покорно пивка покушать!» «Кушайте-ко сами, – отвечал дружка жениха. – Я как пиво-то приму, дак чем же уста-то оботру – мне дарина надо!» – «Ищите дарины».

Найдя дарину, дружка жениха пробовал пиво. Затем дружка невесты угощал всех приборян пивом и вёл всех в дом, держа в руках братину с пивом. Невеста покидала милых подруг, становилась молодой женщиной. За это её подруги требовали выкуп от сопровождающих жениха, не пускали их к столу. Те, пытаясь задобрить девиц, давали выкуп в виде пива. Девицы не уступали. Желая взять у стороны жениха побольше пива и пряников, они за столом пели жениху и невесте припевку «Малое виноградье» – обрядовую свадебную песню:
...Сидят бояра, да князья.
Они на ноги вставали,
Да чашу наливали,
Чашу пива наливали,
Да Олёксандре подавали.
Олёксандра приняла,
Столько до губ донесла,
А до губ-то донесла,
Со тово стала пьяна,
Со тово стала пьяна,
Да сама спать ушла...
Нам по рюмочке винца,
Да по братынечке пивца...

После такой песни тысяцкий был вынужден дать девушкам ещё братину пива и пряников. Тому, кто отворил ворота для свадебного поезда, обязательно подносили чарку в благодарность. Дружка брал хмельной напиток, закуски, хлеб и монету (всё из приданого невесты) и на блюде подносил отцу жениха, при этом говоря: «Князь молодой, новобрачный, ясный сокол, и княгиня-молодица просят тебя сыр крояный покушать, стакан пива, стакан браги, рюмку водки испить, усы утереть златом-серебром, да рубль уплатить». Отец принимал дары, пил пиво, закусывал сыром и караваем, тёр усы и бороду медною монетой и, поцеловав молодых, одаривал деньгами, которые клал на блюдо.

Перед тем, как отправиться в церковь, жених садился с невестой рядом, и сваха чесала им головы, обмакивая гребень в пиво. Потом осыпали их осыпалом, то есть деньгами или хмелем, зажигали брачные свечи от особой богоявленской свечи. Свечи скатывали потом в одну, ставили в кадку с пшеницей и оставляли на целый год в сеннике, у изголовья постели. После венчания в сенях молодых встречали отец, мать жениха и тысяцкий, держа в руках сосуд с пивом. Снова начиналось подкликание и угощение. Каждый подходящий поздравлял новобрачных. Отпив немного пива, говорил: «Горько», «Хмелина в пиве осталась» или «Таракан попал». Во время свадебного пира подавали пива ещё больше, чем в предсвадебные дни. Бочонки с пивом устанавливали под полати – помост в избе от печи до противоположной стены, откуда их доставали по мере надобности.
В Вологодской губернии на столы обязательно ставили братины и ковши с пивом. В ходе свадебного пира невеста припевала и угощала пивом сначала своих родных, а потом всех подруг, каждой из которых она пела:
Подойди, моя голубушка!
Тебе рюмочка вина зеленого,
Тебе стакан пива пьяного.

За столом отец жениха снимал с невесты фату и обращался к присутствующим: «Хвалите молодую, дак пива бочка!» «Хороша, хороша!» – кричали в избе и угощали её пивом. Красота и свежесть невесты сравнивались с таким качествами пива, как молодость или крепость, а бочонок ассоциировалась с дородностью невесты. Дружка жениха, выйдя с подружьем из кути, обращался ко всем присутствующим со словами:
Уж вы игричи, пивичи...
Пропустите от нашего кнезя...
Вот вам за то чашечка пивча
За добрыя серча...
Извольте принять, не посердитча,
Принимайте за мало,
Почтите за благо.

В своей речи он нахваливал пивоваров жениха, его утварь для пивоварения, хмель, солод и само пиво:
На нашем пиве пены клобук
Не можно продуть!

После произнесения наговора начинали опевать, то есть славить в песне каждого гостя, кроме свата и холостых мужчин. Брат невесты обходил всех опетых, в том числе жениха, с ендовой пива, и все в благодарность бросали в неё копейки. Деньги из ендовы отдавали подругам невесты. Затем дружка произносил ещё один наговор, подобный приведённому выше, и всех гостей снова обносили пивом. На следующий после венчания день устраивались хлибины у родителей новобрачной. И снова пиво лилось рекой во славу молодых.

 

Рейтинг@Mail.ru