Пивные праздники на Руси. Часть 2


Пивные праздники на Руси. Часть 2Утром в праздник большинство домохозяев, кто пешком, а позажиточнее – на лошадях, отправлялись к обедне. В церковь заходили по обыкновению не все. Молодёжь, особенно летом, сидела где-нибудь около церкви или в сторожке. Гостеприимство среди крестьян было довольно развито, поэтому после обедни приглашали в гости родственников и знакомых. Гостей ждали давно вскипевший самовар и выбродившее пиво. Пили из общей большой чаши или стаканами. Прежде чем выпить, гость с пивом в руках поздравлял хозяев: «С праздником!» или «С праздником, желаю здравствовать!». После чего передавал чашу соседу, который поступал таким же образом и т. д. Гости обносились пивом до четырёх раз. Хочешь – не хочешь, а всё-таки должен взять чашу, чтобы передать соседу.


После обеда гости перемещались в другую избу – нежилую, вытопленную специально для праздника, или уходили побеседовать к другим жителям деревни. Хозяин и хозяйка угощали после гостей посторонних посетителей: поили пивом, желающих кормили обедом. За один день у крестьянина могло побывать около 80 человек, и всем доставалось пиво. В избах было тесно, жарко, а потому молодые парни и девицы проводили время на улице: ходили с песнями и гармониками, угощались пивом. О мужчинах говорили, что «они и о празднике носят в брюхе по ушату пива». Когда все были подвыпившими, как говорили, хмель разум зашибал, принимались хороводы водить.

Плясал всяк, кто был крепок на ногах. Молодцы и девушки избирали хороводицу, которая и зачинала:
Ай на горе мы пиво варили,
Ладо моё, ладо, пиво варили!
Мы с этого пива все вокруг соберёмся,
Ладо моё, ладо, все вокруг соберёмся!
Мы с этого пива все разойдёмся,
Ладо моё, ладо, все разойдёмся!
Мы с этого пива все присядем,
Ладо моё, ладо, все присядем!
Мы с этого пива спать ляжем,
Ладо моё, ладо, спать ляжем!
Мы с этого пива опять встанем,
Ладо моё, ладо, опять встанем!
Мы с этого пива в ладоши ударим,
Ладо моё, ладо, в ладоши ударим!
Мы с этого пива все перепьёмся,
Ладо моё, ладо, все перепьёмся!
Теперь с этого пива все передерёмся,
Ладо моё, ладо, все передерёмся!

Редко кто гулял в одиночку, обычно ходили целыми артелями, или промысловыми братчинами, объединяющими людей по роду их деятельности. Совместное распитие пива называли закорчажной беседой. Как только артель собиралась за общим столом, выбирали пирового старосту – самого уважаемого в трудовом коллективе, чаще всего артельного вожака – бугра, или шишку, который восседал на почётном месте возле большой артельной братины и деревянным черпаком разливал участникам по чаркам пиво. Делал всё степенно. Из небольшой братины обычно пили по кругу, передавая обеими руками с лёгким поклоном друг другу.

В русской деревне отмечали не только большие праздники, но и малые, возникновение которых носило, как правило, случайный характер. Так, в одной деревне Новгородской губернии однажды тяжело заболел мужик. Вера его была сильна, и он в надежде на облегчение муки с разрешения священника взял в первое воскресенье после Успения Пресвятой Богородицы в свой дом икону Корсунской Божьей Матери и отслужил ей молебен. Другие домохозяева узнали про то, и стало им неудобно не отслужить молебна иконе (за это священнику причиталось 20 копеек и каравай хлеба). Потому в первый же год взяли её и некоторые другие крестьяне. После этого случая сообща обсудили так: «Давайте, ребята, праздновать Корсунской», – и получили общее согласие. В деревне праздника без пива не бывало, а потому к этому дню стали все варить понемногу пива и собираться вместе с родственниками и соседями. Так устроился новый праздник.

В крестьянской жизни существовал обычай помогать друг другу в различных работах, называемый помочами. Если деревня большая, до 30 дворов, то приглашались на помочи соседи только одной деревни. Если деревня небольшая и помочь устраивалась для жнивы, то зазывались домохозяева из соседних деревень. Посещение помочи было добровольным, но большинство людей считали непременной обязанностью выручить своих соседей, в особенности, если тех вынуждала обратиться с просьбою какая-либо крайность, например пожар (помощь в вывозке леса), болезнь или смерть жены (помощь на жниву), неимение лошади (помощь возить дрова или засевать хлеб) и т. д.

Основным мотивом посещения помочей служило желание оказать услугу соседу, а сопровождающим – угощение и пиво. Если предвиделось на помочь человек двадцать, то варилось пива до 15 вёдер. Приглашённые являлись около двух часов пополудни, заходили в дом к хозяину, где кормили их обедом и угощали пивом, а потом шли на работу. После окончания работы устраивался для помочан ужин. Как уже было упомянуто, кроме пивных праздников, отмечаемых повсеместно, личные поводы для торжества и скорби тоже не обходились без пива. Веселье свадьбы, крестин, именин, рождения ребёнка и новоселья, горечь потери близких или проводы в рекруты не мыслились без пива.

В Вологодской губернии при рождении ребёнка за несколько дней начиналось пивоварение. В том доме, где родился ребёнок, собирались родственники. Когда они шли на этот праздник, то говорили, что «идут с пупком», то есть несли в дом корзину пирогов, мяса, братину пива, бутылку вина и рюмку для праздничного обеда. Если крестьянина звали на именины, то он брал с собой что-нибудь в подарок, чаще всего деньги. Когда пиво разливалось, даритель незаметно опускал в стакан хозяина серебряную монету. Затем все выпивали. Хозяин, допивая, находил на дне стакана монету и говорил: «Вот так пиво! Выпил, и Бог дал ещё за это деньги».

Другими напитками, сходными по производству с пивом и любимыми в народе, были квас, брага и сусло. Зажиточные пили квас круглый год. У бедняка он водился от пива до пива. Рецепт был несложным: оставшуюся после пива гущу из ячменного солода доливали кипячёной водой и давали ей закиснуть. Варили брагу и вересовое сусло. Брага – пенистый, но не хмельной напиток приятного кислого вкуса, напоминающий вкус кислых щей, – приготовлялась из овсяного солода. Пили её с перегару, когда опохмелиться больше было нечем, как говорили, все стыри высосаны. Вересовое сусло готовили из спелых высушенных вересовых ягод. Их клали в горшок, который плотно замазывали тестом, и ставили в натопленную печь. Потом доливали кипятком, отчего образовывалась тёмная, приторно-сладкая жидкость. Пили в будни и в праздники.

 

Рейтинг@Mail.ru