Пивные праздники на Руси. Часть 1


Пивные праздники на Руси. Часть 1Яркая черта народного сознания – восприятие праздника как священнодействия, необходимого для продолжения жизни. Сокровенный смысл праздника – обозначение перехода из одного мира в другой, из одного состояния – в иное, а пиво как напиток сакральный использовалось в качестве посредника между своим и чужим, живым и мёртвым. Все праздники сопровождались обильной выпивкой, каждое действие буквально проливалось пивом, поэтому такие праздники назывались пивными. Генезис подобного представления сокрыт в традиционных языческих праздниках. Эта мощная установка в восприятии праздника и сопровождающих его напитков красной нитью прошла через века и осталась в народной жизни.

Пиво не было обыденным напитком в древности, не стало оно таковым и в XIX–XX веках. Его пили в большие праздники, отмечаемые по всей России, в малые праздники, характерные для отдельной местности, и во время семейных торжеств: свадеб, дней рождения детей, крестин, именин, новоселий. Печальные события, такие как похороны и поминки, также не обходились без хмельного напитка. На границе радости и печали находились проводы сыновей в рекруты, с одной стороны, знаменующие этап взросления и возмужания, а с другой – потерю ребёнка, его временный уход из семьи и возможную смерть. Подчеркнём, что пиво варилось только к упомянутым событиям и распивалось в праздничные дни, если крестьянину хотелось выпить не в праздник, то это было хлебное вино.

В древности и в Средние века пиво на Руси варили в марте и ноябре. Обычай варки пива в марте – мартовщины – возможно, приурочивался к славянскому Новому году, или Полетью, праздновавшемуся в марте. Пиво варили общинное, в складчину, на ржаном солоде, оно было тёмное и крепкое, звалось аржаниковым. Весь март проходил в братчинах, устраиваемых у разных хозяев, бытовала пословица «Мартовское пиво всех с ног сбило». Традиции ритуального пивоварения со временем адаптировались под христианский календарь. Изготовление и употребление пива разрешалось на двунадесятые церковные праздники – двенадцать важнейших годовых праздников русского Православного литургического календаря: Рождество Пресвятой Богородицы (8/21 сентября), Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября), Введение во храм Пресвятой Богородицы (21 ноября/4 декабря), Рождество Христово (25 декабря/7 января), Богоявление, или Крещение Господне (6/19 января), Сретение Господне (2/15 февраля), Благовещение Пресвятой Богородицы (25 марта/7 апреля), Преображение Господне (6/19 августа), Успение Пресвятой Богородицы (15/28 августа), Вход Господень в Иерусалим (совершается в воскресенье, предшествующее Пасхе), Вознесение Господне (40-й день от Пасхи, всегда в четверг) и День Святой Троицы (50-й день от Пасхи, всегда в воскресенье).

Этнографические данные свидетельствуют о половозрастной дифференциации тех, кто допускался к варке пива. На Покров день (14 декабря) варили пиво только девушки, а на Духов день (перед Троицей) – исключительно замужние женщины. Этот факт интересен тем, что Семик (Троица, Духов день) считается по преимуществу девичьим праздником, а Покров день в символическом ряду народного календаря сопоставим скорее со зрелым возрастом. В русских деревнях в XIX в. праздновали не только главные церковные праздники, но и кануны по обетам, данным с давних времён в память чрезвычайных событий: мора людей, падежа скота, ураганов, гибели урожая, пожаров и др. Кануны посвящались также разным святым – Николаю Чудотворцу, Георгию Победоносцу, Илье-пророку, Иоанну Предтече и т. д.

Празднование дня Николая Чудотворца (19/6 декабря) – наиболее древний обычай. Пива на Никольщину варили много, пили несколько дней. Празднование было широкое, раздольное, сытное и обильное, может, поэтому со временем эти дни стали ассоциироваться в целом с пивным изобилием и умением, а за этой датой закрепился новый праздник – День российских пивоваров. Говорили: «На Никольщину зови друга, зови ворога – оба будут друзья. На братчину ездят незваны. Братчина судит, ватага – рядит. Никольщина красна пивом да пирогами». Кануны праздновались в каждой деревне по-разному. Как правило, устраивались застолья в чьём-либо доме по очереди либо с согласия крестьянина, у которого были средства. Каждый из участников приносил свою долю, и из этой складчины варилось канунное пиво. Менее зажиточные крестьяне, участвуя в празднике, складывались и сообща варили пиво в трапезных при церквах. Называлось оно мирское пиво, складчина или братчина.

В празднующие канун деревни часто из приходских церквей приносили иконы, окропляли дома, скот, поля, на празднование канунов приезжали дальние и близкие родственники. Ярким примером того, насколько пиво было важным в народной жизни, служат несколько случаев, описанных корреспондентами «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева (Тенишевское бюро), основанного в 1898 г. в Санкт-Петербурге. Несмотря на то что законом в XIX в. крестьянам разрешалось варить пиво, бывало, что земский своей властью запрещал это, ссылаясь на то, что крестьянин мог издержать весь хлеб (муку) на пиво, а весной бы голодал. (Действительно, среднего состояния крестьянин тратил на пиво до 20 мер в год разного хлеба: 10 мер ржи и 10 – овса. Кроме того, покупалось до 20 фунтов хмеля по цене от 20 до 40 копеек за одну меру.) За непослушание взимался штраф 75 копеек. При этом не запрещалось пить водку.

Мужики в таких случаях говорили: «...Соберутся к нам все родные, знакомые, иной приедет издалека – нельзя же не угостить». Но земские были несговорчивы, искали выгоды, наверняка договорившись с трактирами, лавками и магазинами, где продавалась водка. Пиво, несомненно, представляло особую ценность и было неотъемлемой частью пищевой культуры русского народа. Подчас разыгрывались настоящие драмы, где одну из ведущих ролей играло пиво. В Череповецком уезде Новгородской губернии однажды решили целым миром наказать неплательщиков податей и отобрали у них пиво, которое те заготовляли к местному празднику. Староста говорил им: «Податей не платите, а пиво варить затеваете. – И присутствующим мужикам: Уноси, ребята, пиво, пусть у меня доходит. Выпьем своё, на опохмелку и это пригодится. Разопьём миром, а деньги внесём за них, так и быть. А то я торговать арестованным пивом буду, по 5 копеек бутылку пущу. Выручим на недоимку». Как ни упрашивали недоимщики, пиво у них всё-таки отобрали. Через два часа деньги старосте были принесены, а пиво возвращено на прежнее место дохаживать.

Как действенной мерой арестом пива перед праздниками пользовалась полиция. Для крестьянина это было хуже, чем опись и продажа имущества. Последнее не вызывало стыда, лишь только обиду, но арест пива – и стыд, и обида, а самое больное – потеха и неуважение людей. Такой человек не гулял на свой праздник и в соседние деревни в гости не заявлялся, ведь сам не угощал. Все знали, что праздник заключается в том, что нужно ходить в церковь и не следует работать. Но эта суть праздника отступала на задний план, и всё внимание сосредоточивалось на варке пива, покупке водки и улучшении стола. Продолжалось празднование до тех пор, пока не выпьют всё наваренное пиво: от двух до четырёх дней, в зависимости от объёма напитка. Частенько начинали праздновать ещё накануне. В этот день уже в каждом доме пиво было готово. Соседи друг друга зазывали к себе испробовать пивцо. При этом так могли напробоваться, что утром не в состоянии были идти в храм без опохмела.

 

Рейтинг@Mail.ru