Неудачный прыжок «Кельтского тигра». Часть 1


Неудачный прыжок «Кельтского тигра». Часть 1Ирландский биржевой индекс ISEQ в 2004-2006 гг. рос как на дрожжах. В том же направлении менялись и другие экономические показатели. За период 2006-2007 гг. валовый национальный доход Ирландии удвоился. Безработица не превышала 5 %, невзирая на то что на остров прибывала рабочая сила из стран Восточной Европы, только что вступивших в ЕС. Ирландия была на подъеме. Как и карьера министра финансов Ирландии Брайана Коуэна. Коуэн был избран в нижнюю палату парламента Ирландии в возрасте всего лишь 24 лет. Сын владельцев паба из Тулламора, что в Центральной Ирландии, был в глазах избирателей простым в общении и бойким парнем из народа, который чувствовал себя в пабе как дома и любил спеть. Он быстро стал одним из авторитетных членов правоцентристской партии Fianna Fáil и получил первый раз министерский портфель в 1992 г. в возрасте 32 лет.


В начале 1990-х гг. Ирландия была одной из беднейших европейских стран. Ее валовый национальный доход на душу населения был в 1992 г. меньше, чем, к примеру, в Испании, и составлял лишь порядка 60 % от аналогичного показателя в Германии или 65 % - во Франции. Страна была членом Европейского сообщества (позднее - Европейского союза) с 1973 г., однако в международной экономике она долгое время оставалась «британскими задворками» и резервом рабочей силы, откуда люди выезжали на заработки как в Британию, так и в США - где и оставались. В переписи населения 2008 г. 36 млн американцев указали, что имеют главным образом ирландские корни.

В 1990-х гг. экономическое положение и ситуация с трудовой занятостью в Ирландии начали меняться. В начале этого десятилетия в Ирландии началась экономическая реформа, в которой принимал участие и Брайан Коуэн, в качестве министра отвечавший в 1992-1994 гг. за трудовую и энергетическую политику и коммуникации. Налог на прибыль снизили более чем на 10 %. Инвестиционные ограничения сняли. Повысили государственные субсидии, в особенности для технологической отрасли и разработчиков продукции. Когда в дополнение к этим действиям Ирландия получила от Евросоюза субсидии на развитие образования и инфраструктуры, а по структуре население было самым молодым в ЕС, предпосылки для быстрого роста созрели. Многие крупные концерны перенесли свои европейские производственные мощности именно в Ирландию. Экономика росла, и впервые за сотни лет Ирландия стала привлекательной для иностранной рабочей силы. Вернулись на зеленый остров и те ирландцы, которые отправились искать счастья на чужбине.

В период 1995-2000 гг. национальный валовый доход рос почти на 10 % в год. В 1999 г. доля валового национального дохода на душу населения превысила аналогичный показатель в Британии, и конца росту не предвиделось. Экономическое чудо дало повод называть Ирландию «Кельтским тигром», по ассоциации с «Азиатскими тиграми» - Южной Кореей, Тайванем, Гонконгом и Сингапуром, которые в 1960-х гг. стали ведущими экономическими державами. И после общемирового финансового кризиса, последовавшего вскоре за сменой века, ирландская экономика начала восстанавливаться быстрее, чем в других европейских странах.

В период 1997-2004 гг. Брайан Коуэн занимал посты министра здравоохранения и министра иностранных дел Ирландии. Осенью 2004 г. он стал министром финансов. Период изобилия давал возможность делиться. Гиганты компьютерной промышленности - HP, Apple и Dell - управляли своими европейскими предприятиями из Ирландии. Изготовитель процессоров Intel и поисковый сервис Google инвестировали в страну сотни миллионов. Налоговые поступления росли, бюджет был в изрядном профиците, и самой сложной задачей для министра было решить, открытие какого офиса какой корпорации и когда он намерен посетить. И если на открытиях в духе глобализации поднимали бокалы с игристым вином, то на «продолжении банкета» пенились напитки темного цвета - ведь обмывали событие в ближайшем пабе, сохраняя народные традиции.

В декабре 2004 г. Коуэн обнародовал свой первый бюджет. В бюджете 2005 г. расходы возросли на 9 %, то есть на €3,7 млрд. И хотя €3 млрд из этой суммы составлял государственный заем, все должно было быть в порядке. Раньше инвестиции всегда окупались. Все выглядело неплохо и сейчас. Государство Ирландия воплощало свою «американскую мечту». История успеха в духе капитализма подняла целый народ «из грязи в князи». И хотя авторитетное издание The Economist  предупреждало Ирландию в июне 2005 г. об «ипотечном пузыре» - индекс цен на жилье за период с 1997 по 2005 г. едва ли не утроился, - правительство никаких мер для ограничения роста не приняло.

Местом для выработки стратегических решений министерства финансов была столовая при нижней палате парламента Dáili. Судя по описаниям, обеды сопровождались обильными возлияниями, а вечерние посиделки затягивались до закрытия. Однако у соратников Коуэна хватало сил заниматься государственной экономикой до рассвета, а когда цифры бюджета начинали плыть перед глазами, обстановку можно было разрядить, спев что-нибудь хором. Из государственного бюджета эти импровизированные экономические «Гиннесс-семинары» не оплачивались (по крайней мере напрямую), потому что каждый из участников по очереди угощал всех присутствующих.

С особенным увлечением экономическое крыло партии Fianna Fáil планировало основные направления экономики по средам, потому что в четверг заседания парламента традиционно не проводились. Понятное дело, что размышления, обдумывание перспектив и напряженная работа с цифрами могли стать причиной возникающей наутро головной боли или даже общей слабости.
Легкое опьянение от экономических успехов никак не проявлялось в балансах пивоваренных предприятий. Потребление пива в Ирландии в начале 2000-х гг. понемногу снижалось. Особенно четко это проявлялось в пабах. Продажа разливного пива за период 2000-2007 гг. уменьшилась почти на треть. И хотя продажа бутылочного пива слегка возросла, для смены тенденции этого было недостаточно. Богатеющая Ирландия брала в питейной культуре пример с материковой Европы. Продажи вина и сидра быстро росли.

Министр финансов Коуэн был не из тех, кто гнался за модой. Он не заказывал коктейли за €20 в престижных заведениях, излюбленных молодыми баловнями бизнес-успеха, он пил Guinness в ближайшем баре вместе со своим народом. Хотя его простецкие манеры стали поводом для незлых насмешек, общественное мнение Ирландии было на его стороне. Это проявлялось и в политической поддержке. На парламентских выборах 2007 г. Коуэн был королем голосов в своем избирательном округе. Партия Fianna Fáil снова получила большинство в парламенте и оставалась правящей. Граждане одобрили представленный Коуэном в конце года бюджет, который предполагал увеличить социальные выплаты и снизить в два раза налоги для тех, кто приобретает первую квартиру.

Следующий год принес изменения как в жизнь Брайана Коуэна, так и в экономику Ирландии. В апреле 2008 г. премьер-министр Берти Ахерн подал в отставку в связи с уходом на пенсию. Будучи заместителем председателя партии, замминистра и министром финансов, Коуэн был очевидным кандидатом на этот пост. С другой стороны, ирландская экономика уже начала проседать, и было похоже на то, что работа премьер-министра не ограничится торжественными мероприятиями. Коуэн начал действовать. Экономическую ситуацию принялись анализировать, как и в прошлые годы, в кругу единомышленников за употреблением подходящих напитков. (Guinness принято любя называть «жидким хлебом».) Однако свежеиспеченный министр финансов Брайан Лениган в этих веселых застольях не участвовал.

Летом 2008 г. правительство вынуждено было признать, что в экономике возникли проблемы. Когда в Нью-Йорке в сентябре 2008 г. разразился финансовый кризис в связи с банкротством инвестиционного банка Lehman Brothers, в Ирландии стало ясно, что без быстрых и решительных действий корабль государственной экономики налетит на скалы. При этом на корабле было два штурвала. Публично ответственность за выход из кризиса принял на себя министр финансов Лениган, однако за его спиной высчитывал свои курсы и премьер-министр Коуэн. Опубликованный в октябре бюджет был честолюбивой попыткой вернуть государственную экономику в равновесие, однако пришлось проявлять гибкость в части сокращения многих статей расхода. Основной причиной были громкие протесты профсоюзов, студентов и пенсионеров, однако согласованию бюджета едва ли способствовало нечеткое разделение ответственности между премьером и министром финансов.

 

Рейтинг@Mail.ru