Северное ледовитое пиво. Часть 1


Северное ледовитое пиво. Часть 1Аксель Хейберг (1848–1932), норвежский предприниматель, политик и дипломат, обладал обширным кругом интересов. Он приобрел глубокие и разносторонние знания о мире и его природных условиях, будучи представителем Норвегии в далеких странах, в том числе в должности консула в Китае. Вернувшись в 1876 г. на родину, он вложил средства в проект братьев Амунда и Эллефа Рингнесов по созданию пивоварни. Пивоварня Ringnes оказалась делом прибыльным. Своей тягой к естествознанию Хейберг заразил и братьев Рингнес, и в 1890-х гг. пивоваренное предприятие щедро финансировало экспедиции норвежских ученых в полярных морях. Благодаря этой поддержке и успеху научных экспедиций имена основателей пивоварни были увековечены на карте мира.


Фритьоф Нансен (1861–1930) увлекался в детские годы бегом на лыжах и был мастером фигурного катания. В 1881 г. он приступил к изучению зоологии в Королевском университете Фредерика и все следующее лето провел на промысловом судне, добывающем тюленей в морях между Шпицбергеном и Гренландией. Помимо непосредственных исследований он мог упражняться в определении координат судна в открытом море и шлифовать навыки охоты на полярного зверя – оба умения оказались более чем кстати во время научных экспедиций. Исследования завершила подготовка докторской диссертации по особенностям возникновения, развития и строения нервной системы морских организмов, находящихся по развитию на ступень ниже рыб и тюленей. Привычный к открытому воздуху, Нансен не хотел становиться пленником рабочего кабинета. Его влекли снежные просторы, и в 1888 г. он с друзьями прошел на лыжах почти 500 км через всю Южную Гренландию, которая до этого не была изучена.

Успешный переход только усилил тягу Нансена к арктическим экспедициям. Его целью стал непосредственно Северный полюс. Тогда прилегающие к полюсу территории были практически неизвестны. Был открыт архипелаг за Шпицбергеном, получивший название Земля Франца-Иосифа, но что располагалось к северу от него – не знал никто. Одни предполагали, что полюс расположен на суше, другие – что в море.

В Северной Атлантике встречалось столько айсбергов, что весь этот лед никак не мог бы образоваться из замерзающей морской воды и снега. Такое количество льда могло объясняться лишь тем, что полярные льды медленно движутся от полюса в сторону Атлантики, распадаясь в итоге на ледяные поля и айсберги. В морском льду время от времени находили кусочки дерева и грунта. По мнению Нансена, местом происхождения этих включений мог быть только север Сибири. Версию подкрепляло и то, что предметы с потерпевшего крушение в 1881 г. у острова Новая Сибирь судна Jeannette через два года обнаружили у эскимосов Северной Гренландии. Так Нансен сформулировал три предположения. Во-первых, в Северном Ледовитом океане существует течение, которое за пару лет переместило ледовые массы из Восточно-Сибирского моря в акваторию, лежащую между Шпицбергеном и Гренландией. Во-вторых, значительной по площади суши, которая могла бы препятствовать этому течению, не существует. И в-третьих, если специально спроектированному и построенному для этой цели крепкому судну дать вмерзнуть во льды в Восточно-Сибирском море, это судно, со всей очевидностью, будет дрейфовать через полюс к западной оконечности Шпицбергена, где по мере таяния льдов и дробления их на айсберги окажется на ходу и сможет вернуться домой.

Зимовка на судне в паковых льдах не была чем-то новым. Многие смелые китобои и добытчики тюленей, а также путешественники были вынуждены прибегнуть к этому способу. Иные так и остались во льдах, но кое-кому удалось вырваться. Главными опасностями зимовки были раздавливание судна льдами и преждевременное иссякание запасов разнообразной, питательной и здоровой пищи. В свое время Наполеон говорил о том, что на войне прежде всего нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Покорение Северного полюса в этом смысле мало отличалось от завоевательного похода. Норвежская академия профинансировала изрядную часть проекта, и поскольку в те времена изучение доселе не изведанных частей света считали чуть ли не гражданской добродетелью, то и сбор пожертвований принес кругленькую сумму. Однако немалую долю бюджета обеспечили меценаты – или, говоря современным языком, спонсоры. Наиболее значительную поддержку нансеновскому проекту оказала пивоварня братьев Рингнес.

Поскольку в готовом виде подходящего судна не имелось, верфь Колина Арчера в Ларвике получила подряд на проектирование и строительство судна на основании указаний Нансена. Было ясно, что в качестве материала будет использоваться дерево: при технологическом уровне того времени стальной каркас был бы слишком тяжелым. Кроме того, ремонт возможных повреждений во время морского перехода должен был быть осуществим силами обычного плотника и самым простым инструментом. С точки зрения обводов большой скорости от судна не требовалось, оно должно было прежде всего быть остойчивым и вместительным. Подводная часть корпуса должна была быть покатой, чтобы судно при сдавливании его льдами не треснуло, а было выжато на лед.

«Фрам» (норв. fram – «вперед») был спущен на воду 26 октября 1892 г. Он имел 39 м в длину, 11 м в ширину и 800 т водоизмещения. По оснащению это была трехмачтовая шхуна, а паровой двигатель мощностью 220 л. с. позволял развивать скорость свыше шести узлов в час. Поскольку в неизведанных полярных морях можно было ожидать и мелководья, осадка судна даже при полной загрузке составляла менее 5 м. Тесно расположенные дубовые шпангоуты как снаружи, так и внутри были обшиты толстой доской, а соприкасающаяся со льдом область ватерлинии была усилена слоем твердой и упругой древесины гринхарта в 5 см толщиной. В дополнение вся подводная часть была обшита скользкими медными листами, которые предохраняли древесину от корабельного червя и разрушения другими вредными морскими организмами. Так что за корабль можно было не волноваться: Нансен совершенно спокойно мог вморозить его во льды и дрейфовать с ними к Северному полюсу.

В качестве руководителя экспедиции и заместителя Нансена на «Фрам» взяли капитана дальнего плавания Отто Свердрупа, который вместе с Нансеном пересек на лыжах Гренландию. В полный состав экспедиции входили 13 человек, все они прошли испытание снегами и морозами, многие имели опыт плавания в высоких широтах. Корабль оснастили с расчетом на крайне суровые условия. Керосина и каменного угля на борт загрузили с большим запасом. Исследовательское оборудование было на тот момент самым современным, а ремонтных материалов взяли столько, что команда, оказавшись на необитаемом острове, смогла бы построить корабль практически заново.

Отдельно стоит упомянуть запасы продовольствия. Нансен высоко ценил пеммикан – обработанное по индейским традициям обезжиренное, перемолотое и высушенное мясо, смешанное с очищенным и выпаренным говяжьим жиром. В сухом виде эта смесь фарша и жира могла храниться годами, а ее пищевая ценность была очень высока. В трюме также имелась солонина, соленая рыба, сушеные овощи, различные суповые смеси, печенье, сухари и галеты, бульонные кубики, яичный порошок, варенье, мармелад, сгущенное молоко, сахар, шоколад, чай, кофе, какао и т. д. Словом, там было все. И всего было много. Нансен предполагал, что экспедиция продлится по меньшей мере три года, и на всякий случай щедро прибавил к этим трем годам дополнительный срок.

Запасы питьевой воды были невелики. Вода много весила и занимала изрядно места, а Нансен по своему опыту знал, что в Северном Ледовитом океане питьевую воду можно добывать, собирая дождь или растапливая снег и лед. Напитки крепче воды запасли в количествах еще более скромных. Трезвенником Нансен не был и отдать дань уважения хорошему пиву умел. Однако в суровых условиях, таких как в Арктике, крепкие напитки, по его мнению, приносили вред. При употреблении в больших количествах они давали предательское ощущение тепла и уверенности в себе. Даже в небольших дозах они замедляли реакцию. В подвижных льдах между жизнью и смертью на размышления мог оставаться всего один миг.

Спирт, входивший в общие запасы экспедиции, предназначался для хранения образцов и в качестве горючего для примусов. Крепкие напитки для употребления внутрь в количестве нескольких бутылок имелись только в личных вещах членов команды. Но, разумеется, на «Фрам» в знак уважения к меценату, имея в виду празднование Рождества и других торжественных дат, погрузили несколько бочек крепкого пива, которое на пивоварне Ringnes сварили специально для этой экспедиции и которое могло выдержать даже небольшую минусовую температуру.

 

Рейтинг@Mail.ru