Самые фантастические глотки Оксфорда. Часть 1


Самые фантастические глотки Оксфорда. Часть 1Разнообразные джентльменские клубы являются традиционной составляющей британской культуры. Мужчины, принадлежащие к высшим классам общества, имеют обыкновение встречаться в недоступных посторонним клубных помещениях и проводить время соответствующим своему достоинству способом: за сдержанной беседой, чтением газет, употреблением дорогих напитков или за игрой из числа тех, что в большей степени требуют усилий умственных, нежели физических. Членство в клубе имеет четкие ограничения, а приглашение гостей для многих клубов является нежелательным, даже если это делает действительный член. Помимо клубов, находящихся в частном пользовании, в Британии на протяжении столетий существовала традиция публичных заведений для собраний под названием public house или проще pub. В паб мог зайти кто угодно. Правила поведения и дресс-код не были столь формальны, как в частных клубах.


В классовом обществе, а в промежуток между мировыми войнами именно такое еще в полной мере сохранялось в Великобритании, аристократы, предприниматели, офицерство и ученые были в пабе гостями нечастыми. Однако имелись и исключения. Паб «Орел и дитя» (The Eagle and Child) рядом с территорией Оксфордского университета с XVII в. был местом, где наряду со студентами насыщению духа и плоти могли предаться и профессора. В течение неполных 20 лет завсегдатаями паба были члены литературного общества, которое еженедельно утром по вторникам собиралось в отдельном кабинете побеседовать как о литературе, так и о многом другом. В общество, именовавшее себя «Инклинги» (The Inklings), входили, в числе прочих, автор «Властелина Колец» Дж. Р.Р. Толкиен и создатель книг про Нарнию К.С. Льюис.

Впервые Толкиен и Льюис встретились в мае 1926 г., когда Толкиен был 34-летним профессором англосаксонского языка, а 27-летний Льюис университетским преподавателем английского языка и литературы. По прошествии лет, когда выяснилось, что они оба проявляют интерес к древним сказаниям, формальное знакомство переросло в дружбу. Они комментировали исследовательские работы и стихи друг друга, однако толчок к началу тесного сотрудничества дал брат Льюиса Уоррен, переехавший в Оксфорд в 1932 г. Простой и компанейский Уоррен, проходя однажды мимо двери в кабинет младшего брата, встрял в литературную беседу К.С. Льюиса и Толкиена. Уоррен внес в обсуждение совершенно новый взгляд и, когда разговор стал затягиваться, предложил отобедать и пропустить по кружке в соседнем пабе «Истгейт».

В дискуссионный кружок почти сразу влились еще несколько участников из оксфордских литературных кругов, и его деятельность начала приобретать постоянную основу. Вечерами по четвергам общество собиралось на квартире Льюиса при колледже Святой Магдалины «попить пива и поболтать – а в лучшие времена случалось, что и поужинать», как описывал эти собрания Льюис. Собрания по вторникам, которые нередко затягивались до обеда и дольше, происходили в пабе «Орел и дитя». Паб, который также любя называли «Птичка и малыш», по старому английскому обычаю состоял из множества комнаток и был отделан излюбленным темным деревом. В том случае, если это заведение было по той или иной причине недоступно, вторничные посиделки проводились в пабах «Королевская армия» (King's Arms) или «Ягненок и флаг» (The Lamb and the Flag).

Встречи были неформальными, списка присутствующих или протокола на них не вели. Но дневники и переписка участников дает неплохое представление о том, какие темы и когда были актуальными. Кажется, что иногда важнее всего было просто повидаться с друзьями. Вот как Толкиен описывал визит в паб в октябре 1944 г.: «К своему удивлению, я обнаружил там Джека (К.С. Льюиса) и Уорни (Уоррен, брат последнего), которые устроились вполне по-домашнему. Дефицит пива уже миновал, и в пабах было вполне терпимо. Наша беседа прошла весьма живо».

Дух джентльменского клуба жил и в профессорской среде. Невзирая на то что собрания проходили в публичном месте, «Инклинги» были весьма закрытым обществом. Флотский офицер Джеймс Дандас-Грант вспоминает: «Мы заседали в небольшой задней комнате, где зимой приятно согревал камин. Мы перебрасывались латинскими пословицами и цитировали Гомера в подлиннике». В комментариях других посетителей здесь не нуждались и тех, кто случайно забредал в комнату, учтиво выпроваживали. Если кто-то настаивал на том, чтобы присоединиться к обществу писателей, его, конечно, не прогоняли, однако обращение с незваными гостями могло быть прохладным. Неблагосклонно смотрели и на тех членов общества, которые приводили с собой гостей. Дж. Р. Р. Толкиен не раз получал замечания по поводу нарушения принципов общества «Инклингов». Доброжелательно принимали только гостей, чей приход был заранее согласован со всеми членами общества.

 

Рейтинг@Mail.ru