Пивной десант. Часть 3


Пивной десант. Часть 3Эдвард «Тед» Тернер более известен как конструктор мотоциклов марки «Ариель» и «Триумф», однако в военные годы он производил в своей мастерской в районе Пэкхэм, что на юге Лондона, дополнительные баки для авиационного топлива. Летом 1944 г., вскоре после высадки в Нормандии, он получил от ВВС и пивоварни Westerham необычный заказ. Баки «Спитфайров» для дополнительного топлива нужно было переделать под перевозку пива. При модернизации баков следовало принять во внимание их способность выдерживать давление и крен. Когда по пути в Нормандию медлительные транспортные самолеты занимали все нижние эшелоны, истребители летели высоко над ними, нередко на высоте свыше 5 км.


По мере набора высоты давление воздуха уменьшалось, так что содержавшийся в пиве углекислый газ расширялся и пиво либо начинало подтекать, либо его давление на стенки бака росло. Эту проблему мастерская Тернера решила, соорудив баки из более толстого по сравнению со стандартным алюминиевого листа толщиной 16,7 мм и укрепив конструкцию переборками. С другой стороны, эти баки должны были легко опустошаться снаружи. Для этого оказалось достаточно заменить входящую в комплект базового изделия пробку удобным для розлива краном. Уже в 1944 г. на авиабазе «Биггин Хилл» баки были заполнены пивом. «Под крылом» возвращающихся с техобслуживания самолетов они благополучно добрались до нормандских аэродромов. Поскольку в истребительной и разведывательной авиации использовалось большое количество модификаций «Спитфайра», самолеты, оснащенные пивными баками, получили номенклатуру Mk XXX.

Другое место разработки Mk XXX располагалось в Форде, на авиабазе «Яптон» в Западном Сассексе. Летом 1944 г. на базе, помимо прочего, проводились ремонтные работы и испытательные полеты. Доставка пива на аэродромы не составила проблемы и здесь. Всеми владел патриотический дух, сопутствовавший масштабной высадке, когда после тяжелых военных лет явственно ощущалось продвижение союзников и многие пивоварни были готовы хоть даром поставлять летчикам напитки. Из небольших местных пивоварен поставками пива особенно заинтересовалось предприятие Henty & Constable, расположенное в Литтл-Хэмптоне. Под руководством летчика-испытателя Джеффри Куилла, хорошо разбиравшегося в разных типах и модификациях «Спитфайров», на аэродроме в Форде начали экспериментировать с подвешиванием бочки на кронштейны под крылом самолета.

Оказалось, что к замкам кронштейнов весьма легко крепятся два металлических обруча, в которых отлично держался стандартный английский кег на 18 галлонов (82 л). Расчеты показали, а испытательные полеты доказали, что ни вес груза, ни сопротивление воздуха сложностей в полете не создавали, так же как и перепад давления в толстостенной бочке. Преимущество состояло и в том, что пиво не приобретало металлического привкуса, на который жаловались поборники чистоты напитка, пробовавшие пиво из пэкхэмовских баков. Так подвешивание бочек под крыло стало получать большее распространение, чем использование баков. Однако в этом способе была одна практическая сложность. Просвет под бочками был меньше, чем диапазон амортизации стоек шасси «Спитфайра». При разгоне на твердой и ровной поверхности взлетных полос Англии это не особо мешало, однако при посадке на «рабочие» аэродромы в Нормандии ситуация была иная.

Жизнь британских летчиков в Нормандии была посвящена отнюдь не только добыче пива. Сохранение господства в воздухе предполагало непрерывные вылеты с тем, чтобы каждый осмелившийся подняться немецкий самолет немедленно был бы атакован превосходящими силами противника. А когда немцы не показывались, истребители были полностью заняты на боевых и разведывательных операциях, поддерживающих войска. Вражеский огонь, повреждавший самолеты, и высокая летная активность способствовали тому, что даже самолеты, не имевшие серьезных повреждений, чаще отправлялись на техосмотр. В неделю на каждую эскадрилью приходился один «пивной рейс», который заодно доставлял и забирал курьерскую почту и другие срочные отправления, которые могли уместиться в тесный фюзеляж. Британский юмор со свойственной ему сухостью и невозмутимостью превратил полет за пивом в главное событие недели.

Пустые бочки крепили под крылья, избранному для выполнения задания летчику напоминали о важности и ответственности данной миссии и давали ему на дорожку полезные советы. За посадкой возвратившегося истребителя наблюдал весь свободный на тот момент состав эскадрильи. Тони Джонссон, который, к слову, был единственным служившим в рядах Королевских ВВС летчиком-истребителем исландского происхождения, а позже стал штурманом самолета Генерального секретаря ООН Дага Хаммаршёльда, говорил, что едва ли когда-либо и где-либо за посадкой истребителя следили столь пристально и критически, как летом 1944 г. в Нормандии при возвращении «Спитфайра» с полными бочками пива под крыльями. Жесткая посадка, попадание в выбоину или неосторожное торможение могли стать причиной излишней амортизации стойки шасси, из-за чего бочка – а в худшем случае обе – ударилась бы о полосу.

Поскольку бочка содержала 18 галлонов пива, в каждом галлоне по 8 пинт, разбитая бочка означала, что по полосе разольются 144 пинты пива. Тому летчику, который становился виновником подобного безобразия, не давали забыть об этом по крайней мере до конца недели, когда наступал срок нового техосмотра и напряженное ожидание новой посадки. Судя по всему, большая часть посадок была успешной. По крайней мере, ни в одном источнике не упоминается о том, что летом 1944 г. истребители чаще обычного получали повреждения крыла из-за удара о землю подвешенного на них груза – как при взлете, так и при посадке.

С приближением осени, когда вместо Нормандского плацдарма уже можно было говорить о Западном фронте, снабжение союзников заработало в полную силу и перевозка пива под крылом «Спитфайров» стала историей. И даже если пиво не слишком повлияло на ход военных действий и историю Второй мировой войны, оно, без сомнения, подняло дух бойцов в июньские и июльские дни 1944 г., когда на Нормандском плацдарме сражались по завету лорда Нельсона: «Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг». Если уж быть совсем точными, перевозка пива не вполне соответствовала букве закона. Британская таможня пыталась привлечь внимание командования Королевских ВВС к тому, что таким образом из страны без оформления декларации вывозился напиток, обозначенный в законе как «спиртной». Однако штаб ВВС сумел договориться с таможней.

Во время Второй мировой войны летчики освежались продукцией многочисленных пивоварен Юго-Восточной Англии. Из ранее упомянутых пивоварен Henty & Constable закрылась в 1955 г., а вот Westerham существует и до сих пор. В 1930-х гг. и в годы войны там, скорее всего, производилось пиво British Bulldog. Кентская пивоварня Shepherd Neame, основанная в 1698 г., является самой старой непрерывно действующей британской пивоварней. Основу ее продукции составляют традиционные эли, которые варили и в годы мировых войн. В период дефицита пиво приходилось изготавливать из того сырья, которое имелось в наличии, и продавать под маркой пивоварни, но без собственной марки. В связи с 50-летней годовщиной битвы за Британию Shepherd Neame начал продажи эля Spitfire. Пиво было данью уважения летчикам, которые отразили нацистскую угрозу в небе над Британией.

Spitfire – типичный для юго-востока Британии горький эль. Он имеет каштановый цвет, в запахе различимы аромат хмеля и сливочной помады. Вкус определяется сильным хмелеванием, произведенным с помощью трех местных сортов: Target, First Gold и East Kent Goldings.

 

Рейтинг@Mail.ru