Пивной десант. Часть 1


Пивной десант. Часть 1Дистанционное управление современным боевым беспилотником, которое осуществляется из бункера командного центра на другом краю света, и то, без сомнения, является непростым делом. Оператор командного центра по координации боевых действий должен быть инициативным, решительным и готовым действовать не по инструкции. С другой стороны, ему не приходится подвергать себя смертельной опасности, как летчикам-истребителям былых времен, а его рабочее место, жилье и возможности для восстановления вообще не идут ни в какое сравнение с тем, что было раньше. И кружка местного пива, выпитая после работы, для оператора беспилотника не имеет того значения, как для летчика-истребителя прошедшей войны, вернувшегося с боевого вылета.


Во времена поршневых двигателей и винтовой тяги дальность полета истребителей была невелика, но, с другой стороны, эти самолеты могли взлетать с импровизированных аэродромов, расположенных вблизи линии фронта. Самолеты приходилось регулярно отправлять на техобслуживание в хорошо оборудованные мастерские при авиабазах, расположенных на большем расстоянии от фронта. Во время обеих мировых войн летчики-истребители прославились своей изобретательностью, позволявшей использовать эти технические перелеты с самыми различными целями – лишь бы порадовать себя и близких.

Манфред фон Рихтгофен – ас Первой мировой – во время таких технических перелетов, связанных с ремонтом и передислокацией, много раз залетал домой. Его машины «Альбатрос» и «Фоккер» были весьма непритязательны по части взлетно-посадочных полос. В январе 1918 г. Рихтгофен даже сбросил мешочек карамели для своего 14-летнего младшего брата, который был курсантом Прусского юнкерского училища. Хельмут Липферт, на счету которого уже во время Второй мировой войны 203 победы в воздушных боях на Восточном фронте и Железный рыцарский крест с дубовыми листьями, повествует о том, как расчетливо летчики из части Jagdgeschwader 52  пользовались техническими и испытательными полетами. Летом 1943 г. эскадрилья Липферта дислоцировалась на аэродроме Анапы на Кубанском плацдарме к востоку от Крыма. Местность была благодатной, какая только и может быть на побережье Черного моря. В садах зрели вишня, абрикосы и персики.

Летчики из Анапы были желанными гостями на аэродромах, расположенных в местах более суровых, и служившие там знакомые с удовольствием помогали коллегам из Анапы находить уважительные причины для технических, рекогносцировочных и проверочных полетов. Однажды, впрочем, это едва не вышло боком. Липферт был вынужден сесть на брюхо, управляя истребителем, в грузовом отсеке которого был патронный ящик, наполненный только что собранной в подарок друзьям черешней. К счастью, ни один придирчивый начальник не обнаружил этот груз. Согласно немецким военным законам, за использование военной техники для перевозки частных грузов могло последовать быстрое и суровое наказание.

В конце лета 1943 г. отступление с Кубани казалось все более вероятным, и настроение падало. Поскольку «Мессершмит Ме-109» не подходил для ночных вылетов, летчиков стало раздражать безделье во время темных вечеров, особенно при отсутствии напитков. Наконец один из штурманов сумел организовать себе и своему летчику вылет на большую тыловую базу. Когда по возвращении самолет подлетал к аэродрому, стала заметна большая бомба необычной формы, закрепленная под фюзеляжем. Самолет приземлился очень осторожно и под малым углом, и штурман дал ему постепенно замедлить ход, не прибегая к тормозам, тщательно следя, чтобы попадание в выбоину или неосторожное торможение не погнуло стойку шасси и груз не врезался бы в землю. Под брюхом «Мессершмита» на кронштейнах для бака с дополнительным горючим была закреплена целая бочка пива – традиционный немецкий Faß, вмещающий 157–166 л, – так что просвет составлял считаные сантиметры. Хотя штурман, фельдфебель Гейнц Сашенберг, и не угодил за эту проделку под суд, больше таких фокусов не повторяли. На немецкой стороне фронта подобная самостоятельность в вопросах снабжения была в основном под запретом и сохранялась только на уровне мелкой контрабанды.

Британское начальство относилось к инициативам своих подчиненных мягче. Когда в конце 1940 г. в битве за Британию наступил явный перелом в пользу англичан, Уинстон Черчилль в своей знаменитой речи так отметил роль истребительной авиации: «Никогда ранее столь многие не были в столь великом долгу у столь немногих». Верные себе британцы отпускали по этому поводу шуточки, намекая на долги летчиков пабам, расположенным в окрестностях авиабаз. Однако за шутками была суровая правда. И пусть даже питейные долги многих сбитых летчиков остались неоплаченными – всего несколько сотен летчиков-истребителей сумели в многомесячной схватке отразить воздушные атаки немецких сил и отодвинули планы по оккупации Англии в туманное будущее. Многие патриотично настроенные пивоварни поставляли пиво частям ВВС, причем именно истребительной авиации, по специальной цене.

 

Рейтинг@Mail.ru